Принимаем на комиссию автодома и жилые прицепы. Комиссия всего 7%!

Статьи: Маршруты

БЕРЕГА ФРАНЦИИ В ДОМЕ НА КОЛЕСАХ

Писать о «берегах» - как будто о морском путешествии. Но формально берег - лишь граница между сушей и водой, а потому имеет две стороны. Одна сторона берега открывается с воды, а другая – с суши. Одну сторону берега можно созерцать, к примеру, с яхты, для созерцания другой можно использовать путешествие на «яхте на колесах» - на автодоме.

Долина Луары

"Берега Франции" - сразу думается, что предполагаются французское побережье Атлантики или Средиземноморья. Но и у срединной Франции имеется свое «побережье», ведь и у Луары есть свои берега.


Эти берега, как правило, равнинные с бурной растительностью, реже - один из берегов выдается вверх холмом или обрывом. Вдоль такого берега часто тянется деревня в одну улицу вдоль реки или на нем располагается целый городок. Некоторые постройки этих селений с давних пор выдолблены прямо в каменных берегах.

Саму реку не назовешь полноводной. Наполнение ее русла сильно зависит от сезона: с большой водой в дождливое время года и с большими отмелями в засушливое. Плыть на ней могут разве что плоскодонные лодки, которые могут быть даже с каютой, с мотором или с парусом. Последние особенно живописны на Луаре на фоне старинных городков и замков. 
 


Живописные дороги, проходящие вдоль берегов Луары, через поля и вековые виноградники, сквозь старинные города и деревни, ведущие к знаменитым замкам французской аристократии, располагают к идеальному виду путешествия по ним – поездке на автодоме. Тут все, что достойно внимания, доступно созерцанию из окон движущегося автодома, и везде, где имеет смысл задержаться, можно встать в своем доме на колесах. 

На ночь в автодоме идеально заезжать в кемпинги на Луаре, располагаемые в самих центрах старинных городков, таких как, к примеру, Жьен или Амбуаз. Как правило, кемпинги имеют потрясающий вид на реку и на центр города. Вы проведете прекрасный вечер и встретите утро, прогуливаясь по берегу реки, любуясь видом старого города или замка на реке. 

Пожалуй, главное впечатление от посещения культурной области долины Луары - ощущение тотального средневековья. Трудно в Европе найти подобную область, где из города в город, из деревни в деревню, улицы и кварталы неизменны с 15-16 веков. Старинная черепица крыш, вековые деревянные ставни и двери, серые каменные фасады домов, интерьеры церквей и замков – здесь все покрыто «средневековой пылью», которой быстро пропитываешься и ты сам. Ее запах ты чувствуешь на своих пальцах, ее ты вдыхаешь с летним зноем, ее пряный аромат – как запах настоявшегося коньяка. Так пахнет сама история. 

Долина Луары – ярчайший образец «окаменения» истории. Это как в природе, где прежде живший растительный и животный мир оставляет после себя окаменелые останки, так и здесь, ранее жившие поколения людей оставили после себя в камне самые значимые итоги своей деятельности, достойные истории и вечности, или, не очень. В отличие от природы, в истории это происходит не за миллионы лет, и каковы впечатляющие итоги! Какова пламенеющая готика здешних соборов – воплощение средневекового миропонимания и видений религиозного опыта! Какова скульптура: от памятников народным героям, как Жанне Д`Арк в Орлеане, до мемориальных памятников надгробий местных приходов! Возможно, в каком-нибудь городке в местной церкви вы увидите в мраморе коленопреклоненного епископа на собственном саркофаге в нефе церкви своего бывшего прихода и, будучи потрясенными живостью скульптуры, почувствуете присутствие вечности.

Замки Луары, расположенные в основном между Орлеаном и Анже, – это целый мир, больших и малых – их здесь около сотни. Подходы к этому миру могут быть разные. Можно рассматривать его, к примеру, сквозь призму интереса к истории французского королевского двора со всеми его заговорами и интригами. Тогда у каждого замка своя история, как правило, не всегда счастливая для своих обитателей. Такое, наверное, более подобает самим французам, ведь это - их корни, их история. Мы, к примеру, в одном замке наблюдали французских школьников, которые под руководством своего учителя выполняя классное задание, делая отметки на контурных чертежах интерьеров залов, впитывали тем самым часть истории своей страны. Мы, к примеру, посетили замок Азе-ле-Ридо, прошлись по его залам, осмотрели интерьеры, узнали историю его основателя, по всей вероятности, казнокрада, который злоупотребляя своим казначейством, воздвиг довольно живописный замок, а потом при надвигающейся опасности бежал, оставив супругу наедине с проблемной ситуацией. Ну и что, это - типичная бытовая сторона жизни двора, что здесь вечного, интересного мировой культуре? 

Но нам все-таки повезло, нам замки Луары открылись через их ренессансное наследие, особое влияние на которое оказали короли Карл VIII и Франциск I, покровители искусств, а главное - Леонардо да Винчи, проведший здесь последние годы жизни. Это и самый большой замок Луары - Шамбор, с его необыкновенной крышей, на которой множество башен, с его лестницей с двойным поворотом, проектированием которой занимался скорее всего сам Леонардо. Это и замок Амбуаз, и расположенный рядом Кло-Люсе, который строил сам Леонардо, где он сам жил и оставил после себя множество чертежей и проектов смелых изобретений: парашюта, вертолета, танка и др.

Бретань на автодоме

Атлантические берега Бретани не одинаковы. То это высокие скалистые изрезанные берега, как на мысе Ра, и «отколовшиеся» от них скалистые же острова. Тогда – это «классика» для морских пейзажей, где скалы, волны и разнообразные маяки, коих в Бретани неисчислимое множество. То это низкие, перемежанные песком камни или просторные песчаные пляжи, ограненные одинокими гладкими скалами и каменными глыбами красного гранита. Тогда – это повседневность рыбацких поселков с разбросанными по отмели лодками или атмосфера аристократических курортов для пляжных созерцаний. Общее у этих берегов – бесконечные, необозримые отливы и красный гранит, образующий то целые скалы, то разбросанный по берегу отдельными валунами.

Для нас Бретань началась с портового города Ван, известного своими фахверковыми домами. О кельтском прошлом Бретани сполна напомнит местная торговля сувенирами. Туристическое дело вообще построено на отличиях одних культурных областей от других, а потому всегда в полной мере эксплуатирует местную специфику. Советуем начать, прежде всего, с посещения сувенирных лавок – так проще перенастроить восприятие после солнечной и пряной долины Луары на более сумрачную, мистичную и приморскую Бретань. Здесь Вы услышите кельтские мелодии, на множестве вещей увидите кельтские орнаменты и символы, и везде - сувениры морской тематики. 

По-настоящему встреча с Атлантикой произошла на полуострове Киброн. До этого, изрезанный заливами берег и бесконечный отлив не позволяли ощутить пространства океана. Только когда земля узкой полосой врезаясь в океан, сужалась по обе стороны дороги, для нас впервые открылась водная перспектива Атлантики. Вид океана, песчаные пляжи Киброна, высокие хвойные деревья с необычной «лохматой» кровлей, словно растрепанной под действием ветра, - все это достойно, чтобы остановиться здесь хотя бы на ночь. Множество кемпингов у воды или просто живописных площадок идеально подходят для остановки на автодоме.

Другая грандиозная встреча с океаном – на мысе Ра, «краю света», самой западной точке Бретани. На высокой скале рядом со старым маяком, памятником архитектуры, стоит другой памятник - скульптура Девы Марии, на коленях перед которой, должно быть, спасшийся моряк. Соединение религиозного символа скульптуры с навигационным назначением маяка в таком живописном месте впечатляет. Вокруг маяка выложены из камня дорожки для обозрения окружающих перспектив. Однако, советуем на этом не останавливаться и пробраться по скалам на самый край мыса. Такого вида вы не забудете! Под ногами – бурлящейся океан. Течение, огибая мыс, настолько ускоряется, что окатывает постоянной волной ближайшие скалистые островки, выстроенные в ряд, на дальнем из которых еще один маяк. Должно быть, гиблое место для мореплавания. А на небе из-за постоянной розы ветров облака выстраиваются точно в перспективу с точкой как раз над самим мысом Ра.

Из таких мест не хочется уезжать. Благо на мысе рядом с маяком устроен информационный туристический центр с сувенирными лавками и большой автостоянкой. Вечером многочисленные легковушки и автобусы разъезжаются, остаются только автодома, обитатели которых имеют возможность остаться на ночь на мысе Ра.



После морских впечатлений по своей силе, пожалуй, идут мистические переживания, неизбежно возникающие в Бретани при соприкосновении с культурными носителями потусторонних символов. Они особо сильны и ярки в таком месте, как район скопления мегалитов вблизи городка Карнак, считающегося столицей мегалитов, - здесь больше всего в мире сохранилось этих памятников. Мегалиты - каменные глыбы культового назначения, выстроенные древними в особом порядке. Существует множество гипотез об их предназначении, но, скорее всего, подразумевается какая-то связь с потусторонним миром. 

И еще. На фоне типовой, традиционной жилой застройки одноэтажных, белостенных деревень Бретани особенно выделяется своеобразная местная церковная архитектура. Она сама по себе не может не навивать мыслей о вечном. Ее серый или почерневший от времени и сырости камень, обросший мхом, сглаженные под действием стихий каменные узоры или черты церковной скульптуры – настолько подвержены времени, что уже несут отпечаток вечности. К тому же такое широкое распространение скульптурных композиций на приходских кладбищах, изображающих то библейские сцены, то местные предания, или прямо сцены загробной жизни, или просто аллегории смерти, явно свидетельствует об особом внимании местной религиозной жизни, обращенном к приходским участкам, к культу смерти вообще.

Нормандия на автодоме

Подлинно жемчужиной французского берега пролива Ла-Манш является аббатство Сан-Мишель в Нормандии, представляющее комплекс жилых, фортификационных и готических культовых сооружений, много веков возводимых на одинокой гранитной горе недалеко от материка. Во время прилива гору окружает море и тогда это - остров, соединенный с материком лишь искусственной дамбой. При отливе же гору Сан-Мишель на многие километры окружает песчаный, серый ил, и тогда это – цель длительных пеших паломничеств из близлежащих деревень. И, действительно, зрелище возвышающегося над равниной моря или отлива готического аббатства Сан-Мишель столь впечатляюще, что самый лучший способ его закрепить – имея гору в видимости, идти к ней, сделать ее целью длительного пути, некоторого труда. Даже подъезжая к горе на автодоме, невольно притормаживаешь, пытаясь удержать открывающееся зрелище.

В принципе, путешествие на автодоме в Сан-Мишель – это то же паломничество. И ради этого стоит проехать не одну тысячу километров! Наилучший способ стоянки в Сан-Мишель для автодома, несмотря на наличие в округе кемпингов, - встать на автостоянке на дамбе почти прямо под стенами аббатства. Здесь всегда много таких же караванеров, предпочитающих иметь Сан-Мишель у себя под окнами своего автодома, встречать и провожать день, любуясь зрелищем аббатства.

Само устройство горы Сан-Мишель - как яркое отражение иерархии неба и земли. Поскольку гора достаточно высокая, то разные уровни бытовой и религиозной жизни не просто разделены, но распределены на разных высотах. В устройстве Сан-Мишель достаточно четко выражены иерархические уровни, имеющие и реальное распределение по высоте.

В самом низу, сразу за крепостными стенами, кипит туристическая жизнь. Здесь тянется переполненная туристами средневековая улочка с бесконечными сувенирными лавками, ресторанчиками и отелями. Выше по высоким ступеням попадаешь в собственно аббатство, где находится основная жилая зона его обитателей. Еще выше в едином архитектурном комплексе объединены и переплетены между собой переходами монастырские залы, предназначенные для осуществления так называемой внешней жизни церкви: залы приемов, соборов, трапезная и др. Далее на самой высокой площадке, доступной людям, расположен готический собор Сан-Мишель. Убранство собора предельно просто: строгие готические линии каменных стен и сводов, много света и пространства, устремленного вверх. Здесь начинается небо, здесь обиталище ангелов. Здесь присутствие самого главного устроителя горы, того, ради которого все это воздвигнуто. Он выше всех, его изображение на шпиле венчает гору - так высоко, что и с площадки собора не разглядеть деталей.



Хотя, все-таки есть возможность его увидеть. При спуске вниз, выходе из собственно монастырских залов вы увидите гипсовую копию золоченной скульптуры Архангела Михаила, вознесенной на шпиле. Интересно, но по каким-то соображениям ни в одной сувенирной лавке вы не найдете фигурки Архангела, идентичной оригиналу. Фигурки есть разные, и в рыцарских доспехах, и поражающие дракона, но они не то, что на шпиле. Здесь же вы встречаетесь с копией в полный рост. Вас потрясет эта гениальная скульптура. Вы сможете взглянуть в глаза ангела – и это невероятно!

Другая визитная карточка Нормандии – так называемый «алебастровый берег» - От Гавра до Дьепа. Материковая равнина здесь неожиданно оканчивается отвесным обрывом в море. Проселочная дорога всего лишь в километре от берега казалось бы никак не предполагает соседство обрыва, и не только: с отвесных берегов открываются в море живописные скалы. Особенно необычны скалы в местечке Этрета, где в виде ворот и вертикальных столбов они обрамляют местный берег.

Берега Нормандии, правда, несут и менее живописные черты – следы противостояния второй мировой войны, в местах высадки союзных войск. Здесь можно встретить остатки бетонных укреплений немецкой линии обороны. И во многих местах на берегу – памятники участникам боев.

Нормандия после Бретани кажется более светлой и теплой. Монотонно белый цвет жилых построек Бретани сменяется в Нормандии на пестрый орнамент фасадов домов из красного и бежевого кирпича, да еще и с инкрустациями. Здесь больше легкой романтики. Это цветущий край. Нормандия всегда была любимым местом творчества художников. Можно сказать, что именно Нормандия – родина импрессионизма. Сказать, что эта земля в шедеврах импрессионистов «увековечена» - как-то даже некорректно, она скорее «живет» на полотнах художников. Многие места Нормандии имеют заслуженный авторитет у художников в качестве предметов живописи. Таков, к примеру, город Онфлер, который и сегодня, несмотря на свое соседство с индустриальным Гавром, не потерял своей живописной притягательности: здесь и квартал старого порта, где теснятся узкие, в несколько этажей дома, и цветущий старый парк, - идеальные места работы на пленэре. 

Дмитрий и Оксана Локтевы


Content